Руководитель театра «Черный квадрат» Анатолий Неелов: о сексе на сцене, театральном бизнесе и халтурщиках

Анатолий Неелов — создатель, художественный руководитель театра-студии импровизации «Черный квадрат». 5 декабря театр в очередной раз посетил Днепр, в этот раз — со спектаклем.


Анатолий Неелов — создатель, художественный руководитель театра-студии импровизации «Черный квадрат». 5 декабря театр в очередной раз посетил Днепр, в этот раз — со спектаклем под названием «Сексом дружбу не испортишь».

Незадолго до начала действа мы вырвали 10 минут из графика Анатолия Николаевича, который играл главную роль в постановке и поговорили о том, есть секс на театральной сцене и сколько еще проживут современные театры.

- Анатолий Николаевич, хотелось бы сразу уточнить относительно понятия «театр импровизации»? Значит ли это, что каждый спектакль играется по-разному?

- Не совсем. Это значит, что нет жесткого текста, текста на бумаге. Носители текста — актеры. Например, сегодня я играю с актрисой, перед которой играла другая актриса, а перед ней — тоже другая. И каждый раз несколько меняется текст, меняюсь я сам. Безусловно, есть структура, которая будет повторяться и которая является гарантией качества. А вот то, как мы проживаем от одного события до другого — это меняется и спектакль получается живым.

В театре нет ничего хуже, когда пропадает все и актеры знают текст и ты видишь, что этот текст был приготовлен месяц, 5 или даже 10 лет назад. И он «умер», можно сказать «заплесневел». И ты понимаешь, что тебе рассказывают нечто прошлое. А спектакль должен быть живым и рождаться в момент игры. Импровизация — это как раз и есть создание произведения в момент его исполнения. И только тогда произведение может вызвать сопереживание, слезы, смех.

Дело в том, что современные театры (по-крайней мере наш) не конкурируют с другими театрами. Мы конкурируем за свободное время с 3D кинотеатрами, «Звездными войнами» и прочим. С тем, что можно прийти, скачать из Интернета и в трусах с чипсами сидеть смотреть. В театр же нужно приехать, посмотреть спектакль, уехать домой. И все это время. А имеешь ли ты право забирать это время? Только тогда, когда ты показываешь что-то «живое».

Во-вторых, все люди врут, весь мир врет: Президент врет народу, а народ — Президенту; мама врет сыну, сын — матери; начальник — подчиненному, подчиненный — начальнику. Театр — это место, где ложь узаконена. И когда ты приходишь и видишь на сцене чистую правду там, где должна быть ложь — это и есть то, ради чего зритель идет в театр. Это правда, которая появляется там, где ее быть не должно. И в этом задача импровизации.

- Согласны ли Вы с утверждением, что в нынешних реалиях профессиональный театр отличается от любительского кассовым сбором?

- Что такое профессионализм? Если это государственные дотации, тогда отличается. Наличие диплома? Тоже не уверен. Театральному искусству уже тысячи лет, а профессиональные дипломы начали выдавать 150 лет назад. До этого профессиональные актеры нигде не учились, они были востребованы. Например, если вы закончили юридический факультет и работаете парикмахером, то вы кто: юрист или парикмахер?

Профессионализм — это та профессия, которая тебя кормит. Профессионал — это человек, который умеет делать что-то лучше других и за это люди готовы отдавать ему заработанные тяжелым трудом деньги. Большинство наших профессиональных театров являются любителями, халтурщиками. Любители — это от слова «любить». Многие актеры не любят то, чем занимаются, просто они выучились на эту профессию и ничего больше делать не могут, а начать новую жизнь в 40 лет страшно.

- То есть сам по себе диплом и обучение в профильном вузе или факультете не является залогом успеха на сцене?

- Да у нас есть куча профессиональных актеров, которым на сцене находиться противопоказано. А одни из наших актеров даже не имеют среднего образования. Это вопрос качества продукта, а не образования.

- В названиях спектаклей театра очень часто фигурирует слово «секс»…

-Да, и пусть фигурирует.

- Это реальность или реклама?

- Реклама. У нас был замечательный спектакль под названием «Метаморфозы». Не продавался. Назвали «Огрызки жизни и 19 сантиметров любви» - полный зал людей. Качество спектакля было хорошим в обоих случаях. Слово «секс» - это некий элемент, который привлекает людей на первом этапе. Но секса в наших постановках не было, нет и никогда не будет.

-Спектакли и их сценарии делаются под определенную целевую аудиторию? Или все это от души, а далее зритель сам «наматывается» на спектакли?

- В театре есть разные спектакли. Есть интеллектуальные драмы, есть трэш, есть гротеск. Но основная аудитория требует от театра праздника. У людей сейчас достаточно сложная жизнь. Человек и так уставший, а если его еще «нагрузить» в театре — он туда никогда не вернется. Театр должен забрать человека из его плохого настроения и подарить ему радость. Пускай даже через слезы. Но слезы не боли, а радости, сочувствия или сопереживания.

- При театре «Черный квадрат» есть школа, в которой обучают мастерству актера. С какими людьми Вы никогда не будете работать?

- Во-первых скучных. Во-вторых ленивых. В-третьих циников, которые считают, что они все знают. Циника вообще ничему невозможно научить. Все остальное решается.

- А возраст?

- Не имеет значения. Человека можно научить и в 40, и в 50 лет. Просто им дольше приходиться учиться из-за костности мышления. Чем моложе человек, тем ему легче. Оптимальный возраст, конечно — это 20-25 лет, когда человек уже не так молод и обладает некоторым опытом, но при этом пластичен и способен трансформироваться.

- Театр — это бизнес?

- Никогда театр не был и не будет бизнесом. Театр — это сложная многокомпонентная система, требующая света, помещения, энергии, человеческого фактора. И если завтра я могу найти 10 человек, чтобы заменить бухгалтера, то заменить хотя бы одного актера — это десятилетия. Это нерентабельно, чтобы быть бизнесом. Наш театр не берет у государства ни копейки. Он является финансово независимым, но не могу сказать, что финансово успешным.

- Такие театры, как «Черный квадрат» в будущем вытеснят академические театры или будут сосуществовать параллельно?

- Ни то, ни другое. Государство будет поддерживать пафосные театры, и это устоявшаяся нерушимая система. А такие театры как наш — их единицы и особого развития они не получат. Любой театр — это временное явление. Он живет 10-20 лет. А потом умирает. Традиции свойственны тоталитарным устроям. А театры живут локально. Театр отражают жизнь и поэтому вряд ли могут быть долговечными.

Беседовал: Артем Лысенко 

Топ новостей сегодня

17 Декабря, 2017 Воскресенье
16 Декабря, 2017 Суббота
больше новостей