В интервью «КП» в Украине» Филатов рассказал, почему ждет выборы с ужасом, с кем из мэров дружит и зачем решил снова учить японский.

По итогам 2017 года журналисты агентства «Укринформ» признали Бориса Филатова самым ярким главой города в Украине. Сам он этот факт прокомментировал коротко: «Я бы не хотел сам себя так характеризовать».

Общаться с ним было интересно не только из-за его яркости и харизматичности. Днепр — большой город, а проблемы, с которыми приходится сталкиваться местной власти — наполнение бюджета, отношения с бизнесом, выросшие тарифы и кадровые вопросы — типичны для многих городов.

«С ДРУГИМИ МЭРАМИ ПЛОТНО ОБЩАЕМСЯ»

— Полтора года назад, когда мы с вами записывали интервью, вы возлагали большие надежды на реформу децентрализации. Оправдались надежды?

— Я считаю, что децентрализация — это самая успешная из всех  проводимых реформ. Это не только моя точка зрения, но и моих  коллег. Мы с другими мэрами очень плотно общаемся. Друг перед другом хвастаемся, помогаем, советуемся, обмениваемся опытом, ездим в  гости, и не только на день города.

Например, у нас полгода работали винницкие специалисты, помогали решать вопросы оптимизации транспортных маршрутов. Мэр Харькова Геннадий Кернес передал нам бесплатно всю проектную документацию по открытию новых ЦНАПов в зданиях райисполкомов, которые были построены еще по старому принципу. Мы в свою очередь показали винничанам, как у нас работает муниципальный бесплатный лагерь для пенсионеров.

Я все время на связи с мэром Житомира Сергеем Сухомлиным, близко общаемся с Владом Атрошенко, мэром Чернигова. У нас очень хорошие конструктивные отношения. Нам делить нечего…

— Мэрская коалиция?

— В какой-то степени — да. Особенно мы консолидируемся, когда необходимо выяснять отношения  с Верховной Радой или Кабинетом  министров из-за бюджетов. После  того как руководителем Ассоциации городов переизбрали Виталика Кличко, он руководит и представляет наши интересы. Мы все сидим на местах, а он ходит в Кабмин по нашим просьбам.

ПОЛИЦИЮ НАДО ОТДАТЬ МЕСТНЫМ СОВЕТАМ

— На каком этапе сейчас реформа децентрализации? Сколько времени нужно, чтобы ее закончить?

— Это вечный процесс, и его надо продлевать. Например, проблемы экологии. Я считаю, что функции экологического контроля надо передать местным советам и территориальным громадам. Сейчас этим занимаются Минэкологии, обладминистрации. Там сидят чиновники, то есть люди, которым все равно. А когда этими вопросами занимается местная власть, которой доверили мандат, процесс приобретает другой смысл.

Или функции полиции. Во всем мире полиция общественной безопасности находится в ведении муниципалитетов. Спецназ, ФБР — это органы центральной власти, но гонять пьяных хулиганов, взимать штрафы за парковку, патрулировать улицу — это местные вопросы.

Чтобы вы понимали, мы оплачиваем запросы миграционной службы, полиции, покупаем квартиры правоохранителям. Ко мне приходит начальник горотдела полиции и выставляет счет на 30 млн грн. (бензин, машины, компьютеры). Я не могу не помочь городской полиции. Точно так же я помогаю патрульной полиции, мы им ремонтируем машины. Сейчас по городу поставили видеокамеры, тоже за счет местного бюджета. Так давайте полиция будет в подчинении местного самоуправления, если мы ее фактически содержим.

— Увеличивается риск коррупции…

— У нас была история со сносами бордов. Я пришел тогда к начальнику полиции (уже уволенному, и абсолютно обоснованно) и говорю: я же к вам не хожу, я же вас никогда не прошу посадить какого-то моего оппонента или, наоборот, чиновников-взяточников отмазать. Я же за город всегда прошу. За людей! А у вас есть постоянные просьбы по финансированию? Есть.

МАФы убрать, срезать незаконные борды, порядок где-то навести — вы никогда ничего не можете, но когда надо за деньгами — вы приходите сразу…

— Другие мэры тоже разделяют вашу точку зрения о такой реформе полиции?

— Да. Конечно, есть опасение, особенно в некоторых регионах, передача функции местной полиции  городу — это прообраз зачатков сепаратизма или частных армий мэров. Но мы все равно придем к передаче этих функций на места, потому что это общемировая практика и тренд развития. Сначала  это будет экологический контроль, потом — полиция. А если кто-то  будет воровать, заниматься коррупцией или всякими сепаратистскими штучками — при­едет из Киева спецназ, надели наручники — и все.

Филатов: "Готов даже носить за политиками портфель, только денег на город дайте"
Не каждый мэр Киева долетал до Днепра. Дружественное сэлфи Кличко и Филатова в День города (9 сентября 2017-го). Фото: Дмитрий Розмерица

«ВЫБОРЫ ЖДУ С УЖАСОМ»

— Многие политики уже на низком старте в ожидании выборов. Не секрет, что приезд  любого политического лидера в город, как правило, согласовывается с местным руководством…

— Да, это так.

— Недавно в Днепр приезжал Михаил Саакашвили, встречался с местными жителями, искал «300 спартанцев», которые придут во власть. Вы  не против таких визитов?  

— Саакашвили это может не понравиться, но на этой встрече были и мои «агенты». И я знаю, что в зале на 300 человек 40% было привезенных из Кривого Рога, Никополя. 30% — любопытствующие. А 30% чуть ли не за деньги, массовка. Хотя не пойман, как известно, — не вор. Но самое главное — те «городские сумасшедшие», которые пишут всякие разные истории в Фейсбуке, на эту встречу не пришли. Даже им Саакашвили уже не интересен.

— Но лозунг-то у «Руха нових сил» Михаила Саакашвили хороший, актуальный — борьба с коррупцией.

— Борьба с коррупцией — это важно и полезно, но социология показывает, что для людей она стоит на 7-м или 6-м месте. Для людей сейчас самое важное — повышение стандартов жизни. Борьба с коррупцией — это как раньше была борьба за мир. У нас была люстрация, мы боролись с преступной властью, теперь боремся с коррупцией.

Да, среди борцов есть действительно искренние, порядочные люди. Но есть и огромное количество аферистов, которые на этой борьбе просто делают себе политическое имя.

— Как вы к выборам готовитесь? Электоральный вес у города большой. Многие политики будут заинтересованы…

— Я выборы жду с ужасом. Конечно, в нынешней ситуации недоверия к власти политики попытаются заручиться поддержкой региональных элит. У меня уже все сидят на голове. Не буду этого отрицать.

С другой стороны, сейчас региональные элиты устраивает статус-кво. Особенно после реформы децентрализации. Понимаете, центральное правительство не лезет в наши дела. Есть у всех какие-то сложности, кто-то поругался с губернатором, кто-то поругался с прокурором, но такого, как при Азарове с Януковичем, чтобы из Киева звонили и выдавали какие-то команды, нет.

И если говорить объективно, мне руководители государства ничего плохого не сделали. Была история, наверное, не очень хорошая, связанная с арестом Корбана, но эта история во многом иррациональна. Я говорил уже, это конгломерат совершенно дичайших обид, недомолвок, недопонимания, чужих интриг.

«КОРБАН — ШИКАРНЫЙ МНОГОВЕКТОРНЫЙ МЕНЕДЖЕР»

— Кстати, вы с Геннадием Корбаном общаетесь? Злые языки говорят, что между вами пробежала черная кошка.

— Чушь собачья! Злые языки много чего говорят. Я Геннадию предложил помогать мне. Даже не помогать, а подставлять плечо. Он шикарный многовекторный менеджер, у которого есть желание и усидчивость, чтобы моделировать процесс. Он может скрупулезно разбираться, как движутся деньги, документы, распоряжения. В этом плане он специалист мегакласса.

— Когда Корбан вернулся в Днепр, вы написали пост: так бывает, что некоторые мальчики дружат больше 20 лет, но имеют разные политические взгляды. О чем речь?

— Это вы у него спросите.

— С Игорем Валерьевичем Коломойским тоже общаетесь?

— Около года не общаемся. В один момент я отключил телефон. А он, наверное, больше не хочет меня искать. Мы все взрослые ребята, сегодня не общаемся, потом будем общаться. Может, нам пока не о чем говорить.

— Но к вопросу предстоящих выборов. Почему ждете их с ужасом?

— Еще раз повторю: меня устраивает статус-кво. Я не буду говорить о персоналиях, но давайте представим себе, что фамилия следующего президента — Иванов или  Петренко. Как будет работать парламент еще целый год? Когда и так в Раде толком нет  голосов ни на какие законы. Система опять будет разбалансированной по всей вертикали. Потянутся какие-то новые люди, «гонцы», «бегунки», новые «смотрящие». А я не хочу этого. Партия и правительство не лезут сегодня в дела  местного самоуправления, но нет никакой гарантии, что при смене власти все останется как сейчас.

Да, ко мне приходят уже теперь и говорят: поддержи. У меня один ответ — дайте денег на город. Я готов носить даже за вами портфель, но денег дайте. В городе серьезные инфраструктурные проблемы, необходимо достроить окружную, построить новый аэропорт. 25 лет городом никто не занимался, кроме, извиняюсь, «славной» памяти Лазаренко. Хотя у нас были президент Кучма, премьер Тимошенко, вице-премьер Тигипко. Турчинов тоже наш, днепровский. Все распрекрасные местные политики, уезжая в Киев, забывали о родном городе. И вспоминали о нем лишь на выборах.

Знаете, когда нам выкатили проект госбюджета на 2018 год и у Днепра было первое в стране изъятие по реверсной дотации — 800 млн грн., я думал, что от злости выпрыгну в окно. Я побежал сразу к Петру Алексеевичу, к Гройсману. Начал объяснять — что вы творите?! И убедил. И если за 2 года, которые остались в моей нынешней каденции, Порошенко сделает что-то для Днепра сейчас, то это будет неубиваемый козырь. Никто не сделал, а он сделал!

— Я летом была в Днепре и в разговорах с людьми порой ощущала некую обиду на Киев: вы там с ума сходите, а нам тут деньги надо зарабатывать, жить за что-то. Вот и в ваших словах это тоже проскальзывает…

— Сейчас глобальная проблема отсутствия доверия к любой власти. Люди хотят максимально дистанцироваться от политики. Петр Алексеевич и Владимир Борисович, когда начали проводить реформу децентрализации, наверное, где-то интуитивно поймали этот внутренний тренд. Лично у меня строгое убеждение: если мы не доведем децентрализацию до конца — это будет серьезная ошибка. Это ни в коем случае  не сепаратизм, тут очень тонкая грань. Но после истории с Донецком я не хочу даже задумываться  о том, к чему приводит логика «мы всех кормим».

Филатов: "Готов даже носить за политиками портфель, только денег на город дайте"
«Он вернулся. Мой самый лучший друг… Пристегивайтесь. Теперь полетаем», — написал Борис Филатов в Фейсбуке, комментируя возвращение Геннадия Корбана в Украину (13 декабря 2017-го). Фото: Facebook Бориса Филатова

«НАШЕ СОВЕТСКОЕ ПРОШЛОЕ ДО СИХ ПОР НАС ДОГОНЯЕТ»

— Давайте вернемся к городским проблемам. Когда будете взрывать гостиницу «Парус»?

— Конечно, от «Паруса» будем избавляться. Я не могу сказать, что это произойдет завтра  или послезавтра, но горсовет  уже расторг договор с собственником  этого здания в связи с тем, что они так и не уподобились выполнить взятые на себя инвестиционные обязательства. Они сейчас обрывают  мне все телефоны, а я не  поднимаю трубку. Пусть все решает суд.

— Долгострои — далеко не единственная проблема города… Что еще глобального на повестке?

— В первую очередь водопонижение. АНД-район на полтора метра находится ниже уровня Днепра. И чтобы сделать коллектор, нужно 300 млн грн. Это то, о чем надо думать центральной власти перед выборами. Ни один местный бюджет это не вытянет. Пока мы будем пробовать использовать естественный рельеф — за счет создания в городе естественных водоемов понизить уровень воды.

И конечно, вторая глобальная проблема — это оползни. Город построен на сложнейших грунтах. На днях я был в Рыбальской балке, несколько домов стоят на краю пропасти. И не дай бог.. Но не хочу пугать людей.

— Долги за коммуналку — одна из самых больших проблем местного уровня. Как вы ее решаете?

— Единственный выход по тарифам — дать людям возможность получить субсидию. И решать вопросы, связанные с энергоэффективностью, начиная от установки счетчиков и заканчивая переоборудованием насосов.

У нас другая проблема — наше советское прошлое до сих пор нас догоняет, а именно специфика городов, где были градообразующие предприятия. В Чечеловском районе, где находится Южный машиностроительный завод (ЮМЗ), тариф для населения, например, значительно выше, чем в Центральном. Чтобы перестроить всю логистику, нужны серьезные инвестиции.

Или дворцы культуры, построенные еще в советские времена, когда никто не задумывался об энергоэффективности. В некоторых зданиях тепловые трубы таких размеров, что я могу стоять внутри. Их невозможно переделать. В 90-е, после того как многие предприятия акционировались, весь этот мотлох сбросили на баланс городской власти.

— Что планируете делать с этим советским наследием?

— Что-то будем распродавать, в том числе старые большие кинотеатры. Есть, правда, прохладный интерес у частных собственников на перепрофилирование этих площадей в торговые. Есть интерес у харизматических церквей, которые проводят там свои собрания. Они и так это арендуют, но из-за непрозрачности аренды до бюджета эти крохи не доходят.

Но есть и некоторые ДК на окраинах поселков, которые нельзя закрывать. Они — центры досуга. Их будем реконструировать. А от огромных, на несколько тысяч посадочных мест залов на окраинах города надо отказываться. Но при условии, что люди имеют возможность быстро и недорого добраться оттуда на общественном транспорте до центра и культурно провести досуг.

— Так верните их предприятиям.

— Там уже раз десять поменялись собственники, они не возьмут назад. У меня был недавно разговор с директором завода «Петровка» (Днепропетровский металлургический завод им. Петровского, после декоммунизации сменил название на ЕВРАЗ ДМЗ. — Ред.). Мы обсуждали вопросы экологии. Он предложил от завода подарить городу Дом-музей Петровского. Дом, где он жил. Или, например, ДМЗ нам предлагает отдать техническую библиотеку. Я представляю, какой там библиотечный фонд. Себе оставьте. Мы не будем это забирать.

«ХОТИТЕ ПАМЯТНИК ПЕТРОВСКОМУ? КУПИТЕ ЕГО»

— Кстати, а куда памятник Петровскому с вокзальной площади дели?

— Лежит на заднем дворе коммунального предприятия УРЭА в целости и сохранности.  У нас есть такой депутат городского совета Вова Панченко. Он носится с идеей создания парка тоталитарного  периода, но пока на это нет  ни  сил, ни времени, ни вдохновения.

— Никто не предлагал выкупить этот памятник?

— Тоже вариант. Мы сейчас плотно общаемся с Максом Нефедовым (первый зам министра экономического  развития, автор онлайн-закупок ProZorro. — Ред.). Он убедил меня выйти в «ProZorro»-продажи. Сейчас разрабатываем нормативку. Думаю выставить памятник Петровскому в «ProZorro», может, кто-то и купит. Представьте, сколько будет крика со стороны Оппозиционного блока.

— Вы этого боитесь?

— Не боюсь. Я даже знаю, что им отвечу: кричите — купите. Потому что флагами махать — все молодцы, а когда речь касается собственного кошелька, сразу политический задор пропадает. Пусть купят и поставят  у себя в офисе или во дворе.

— Кто является вашими политическими оппонентами в городе?

— В первую очередь Оппоблок. Хотя его влияние, как шагреневая кожа, сейчас в городе скукоживается. Фактически мне удалось, скажем так, при помощи всяких политических действий его дезавуировать по принципу «больше оппоблоков хороших и разных». На базе части Оппоблока создана фракция в горсовете «Наш край», «За життя».

Хотя меня очень возмущает, когда люди пытаются, причем совершенно бессовестно, ездить на 3-4 каких-то смыслах. 9 мая — это для всех святой праздник, и когда они пытаются его монополизировать, меня просто трясет от ненависти. Почему какие-то свиньи (можете так и написать!) решили, что имеют право говорить о том, что они защитники 9 мая. Для всех это святой праздник. У меня дед погиб на войне! Почему какие-то уроды должны бегать на 9 мая со своими флагами и говорить, что чуть ли не их молитвами этот праздник никто не трогает. Потом эта постоянная эксплуатация темы канонической церкви. Я вообще считаю, что никто из политиков не имеют права туда лезть.

Филатов: "Готов даже носить за политиками портфель, только денег на город дайте"
Днепр остался без Петровского в январе 2016-го. С тех пор памятник лежит на заднем дворе коммунального предприятия города.

Фото: ДАЦКОВСКИЙ Павел

«ПОРА ВВОДИТЬ ДРЕСС-КОД ДЛЯ ЧИНОВНИКОВ»

— Вас называют человеком резким, а вы в свою очередь наказываете своих подчиненных за хамство. Объясните, где грань между резкими высказываниями и хамством?

— Если мы говорим о людях-функциях, то я бы многим запретил и Фейсбуком пользоваться. Не может чиновник выставлять свои фоточки в купальниках или плавках. Более того, я считаю, что надо уже и дресс-код вводить для чиновников в мэрии.

— Вот за это предложение журналисты точно схватятся.

— Не знаю, может, я человек старорежимный. В той же Виннице городской глава ходит с бейджем, на котором написано: городской голова Сергей Моргунов. Его знает весь город, но он ходит с бейджем… А эти посиделки чиновников по кафе да по ресторанам.

— Да! Вы же запретили и пообещали увольнять чиновников, которых заметят в ресторанах.

— Я запретил, но, как понимаю, все смотрят на это сквозь пальцы. Вот когда кто-то попадется, пусть не обижается.

— А кофе пить можно?

— Кофе можно. Я считаю, когда известный человек, к примеру начальник департамента или заммэра, сидит в ресторане и варнякает с друзьями, еще и хамит официантам — это неприемлемо. Люди у нас — с большими понтами. Хочешь себя так вести — не работай в мэрии, иди в бизнес.

«У ЛЮДЕЙ В МОЗГАХ: ЗА ТЕЛЕФОН, ГАЗ, СВЕТ ОТВЕЧАЕТ ГОРОДСКАЯ ВЛАСТЬ»

— Вы были журналистом, бизнесменом. После того как стали мэром, в вашем понимании и взглядах многое поменялось?

— Безусловно. Точка сидения определяет точку зрения. Когда я был журналистом и в телевизоре рассказывал, какой плохой Иван Иванович Куличенко (городской голова Днепропетровска в 1999 — 2014 годах. — Ред.), это была моя работа, но теперь я понимаю, насколько это тяжелая  ноша. Сейчас мы с Иваном Ивановичем очень близко общаемся, и он очень много помогает.

У меня сильно поменялось и отношение к проблемам центральной власти. Я стал крайне аккуратен в оценках, но у меня нет стокгольмского синдрома. Я понимаю, какой огромный ворох проблем свалился на всех нас, все находится в запущенном состоянии. Но я не жалуюсь, я сам на это подписался.

— Вы упомянули проблему экологии. Но Днепр — промышленный город. Закрыть предприятия? Это рабочие места. Как планируете решать эту проблему?

— 30 января я собираю круглый стол с участием городских экологов из числа конструктивных, которые хотят что-то делать, а не бегать в противогазах по городу и орать. Понимаю силу интернета и общественное давление, но есть вопросы, которые согласовывает не город, а Минэкологии.

Раньше в советские времена гордились, что город металлургов, сейчас я особо не слышу от горожан восторга по поводу того, что у нас крупные промышленные предприятия в городе. Да и крупные собственники у нас дистанцировались от всех городских вопросов. Будем вовлекать.

— Как? Силой?

— У города есть разные  возможности. Например, мы можем ого-го как поднять земельный налог. И голоса для этого будут. Есть вопросы согласования коммуникаций… Крупная компания ДТЕК, которая хочет котироваться на серьезных международных финансовых рынках. Они каждую неделю приходят, хотят оформить трансформаторный шкаф или колодец, где у них проложены коммуникации. Нам удалось выстроить со всеми этими крупными монополиями нормальную систему взаимодействия, чтобы было тепло, свет был, вода была в кране.

— То есть тех, кто работает хорошо, вы поощряете?

— Частные монополии точно  не поощряем (смеется). Тот же Укртелеком. Люди не понимают, что Укртелеком не имеет никакого отношения к городу. На каждом приеме у мэра жалуются: обрезали кабель телефонный городской, сделайте что-то. Я говорю: это не мы.

У нас в мозгах: за телефон, газ, свет отвечает городская власть. Хотя горсвет — это компания, которая давно принадлежит Ахметову, а горгаз — Фирташу. Есть серьезные нарекания по работе Днепрогаза по поводу газовых счетчиков, приходят, отрезают целыми стояками, постоянные скандалы. Поэтому я хочу сейчас в интервью сказать: люди, обратите внимание, что есть вопросы, которые не относятся к компетенции города.

— И все же как вы на местном уровне решаете проблему трудоустройства? Город-миллионник по количеству жителей, рабочие места сокращаются по всей стране.

— В рамках децентрализации мы создали инспекцию по труду, и теперь за то, что люди где-то работают без НДФЛ, будем выписывать сотни тысяч штрафов. Есть такие предприятия, где работают сотни людей, а официально у них по 2-3 человека. Например — автобусные парки.

Или товарищи, у которых по 30-40 квартир, они их сдают в аренду и вообще не платят никакие налоги. Мы сейчас целенаправленно сидим и вычисляем. Управление доходов делает инвентаризацию земли, мы написали всем работодателям страшные письма счастья — устройте людей на работу.

У меня очень простая логика — невозможно в городе навести порядок, если доходная часть будет сокращаться. Пусть собственник просто не купит лишний «Мерседес». Вот говорят — плохие дороги, но налоги никто платить не хочет. У нас почему-то заканчивается Родина на пороге собственной квартиры. Дома чисто, уютно, а на лестничной клетке разве что собаки не наделали…

ПЛАНЫ НА 2018-Й: ПОДТЯНУТЬ ЯЗЫКИ

— Вы сказали, что город уже не является городом металлургов. А городом кого или чего  он является?

— Хороший вопрос… Городом банков, крупнейших ритейловых сетей, городом IT, разных других отраслей. У нас есть ребята, которые делают видеоклипы для Голливуда. Один из них чуть ли не «Грэмми» получил… Город динамичный, и, наверное, это хорошо, что он не просто город металлургов, а город всего.

— У вас есть программа действий на 2018 год? Уже начали ее реализовывать?

— Программа есть, но говорить пока не буду…

— На всякий случай уточню: я спрашиваю не о программе мэра, а о личных целях.

— Аааа… Я решил в этом году подтянуть иностранные языки. Я знал японский, мог изъясняться на бытовом уровне и даже писать, но все подзабыл. Сейчас возобновил занятия японским, английским и буквально вчера начал заниматься українською мовою. Я госчиновник, политик и не могу «не використовувати державну мову». Еще заметил, что начала память подводить. Может, от огромного количества информации. Буду учить языки, стихи, чтобы тренировать память.

— Может, про память не надо, а то подчиненные узнают и будут приводить аргумент — а вы мне этого не говорили?

— Не получится, я все записываю. А потом провожу очные ставки, чтобы не врали.